ГлавнаяЦеныОтзывыПодбор тураАвиабилетыКонтактыСотрудники

   Чехи и золото Российской империи

 

  
  Чехия, солдаты, царская Россия и большевики. Казалось бы, что может объединять все эти понятия? Однако, история Российской царской Империи, а, в последствие, и Советской России, говорит совершенно об обратном - чехи сыграли одну из ключевых ролей не только в историческом аспекте, но и пролили определенную долю света на тайну так называемого «Царского Золотого запаса». 
Речь идет о Чехословацком военном корпусе. Датой начала зарождения корпуса принято считать август 1914 года, когда в Киеве был образован особый чешский батальон (иначе называемый дружиной). Дружина имела численность порядка 800-900 солдат и офицеров чехов и словаков, являющихся гражданами Российской империи. Из-за относительной малочисленности, дружина не могла представлять собой самодостаточное и полнофункциональное военное подразделение, а значит, и ее задачи сводились лишь к ведению агитационных работ, направленных в сторону австрийско-венгерских солдат. Стоит отметить, что чуть позднее, чешская дружина стала активно пополняться военнопленными. Так, два года спустя, дружина уже насчитывала около семи тысяч солдат, и тем самым, переформировалась, сначала в полк, а чуть позднее в бригаду.  
Одним из ключевых моментов в росте численности чешской бригады стала Февральская революция. В боях 1917 года чехи показали себя достаточно хорошо, что в купе с действиями политиков Чехии и Временного правительства России, привело к образованию так называемого Чехословацкого Корпуса, который формировался тремя полновесными дивизиями. Однако, по другим данным, Корпус состоял из двух дивизий и бригады запаса. Но, тем не менее, общая численность Корпуса составила порядка 30000 солдат и офицеров. 
В 1918 году состоялись  Брест-литовские переговоры, где Антантой было принято решение в присвоении Чехословацкому Корпусу статуса автономной части армии Франции. Принятое решение так же упоминало о том, что Корпус должен в срочном порядке передислоцироваться на запад Европы. В ответ на это, молодое Советское правительство согласилось оказать помощь в переброске чехословацких солдат через морские порты Владивостока. Но было выдвинуто условие – Корпус должен был практически полностью разоружиться, сдав все тяжелое оружие. Казалось бы, обе стороны пришли к разумному компромиссу, но спустя всего лишь несколько месяцев, ситуация в корне изменилась. 
Весь корпус, погруженный на железнодорожные составы, двинулся на Владивосток. Однако, в самом начале мая 1918 года, правление Антанты кардинально изменило свои планы, и решило задействовать силы Чехословацкого Корпуса в качестве авангарда интервентов, в поддержку Белой Гвардии и борьбы с Советским Правительством. Железнодорожные эшелоны с личным составом Корпуса растянулись на гигантское расстояние – примерно 7000 километров. Благодаря такой протяженности, а также достаточно грамотному тактическому командованию, 25 мая 1918 года случилось поистине роковое событие – Военный Чехословацкий Корпус начал наступательные действия против Советского Правительства. Объединившись с белогвардейскими военными частями, Корпус стремительно подавил сопротивление отрядов Красной Армии, и сумел захватить множество городов на всем протяжении эвакуируемых железнодорожных составов, от Челябинска до Владивостока. Но особого внимания заслуживает конец лета 1918 года, когда Корпус сумел выбить обороняющиеся части Красной Армии из Казани и захватить город. Казань являлся отнюдь не простым городом, и представлял собой не только стратегическую важность, но и «хранилищем» громадного золотого запаса бывшей Русской Империи. Именно этот город был выбран Советским Правительством в качестве самого надежного хранилища золотого запаса, который с трудом поддавался подсчету. Таким образом, Белогвардейцы получили в свои руки баснословные финансовые средства, которые частично были пущены на военное оснащение и поддержку армии. Более того, Чехословацкий Корпус, в определенной, мере стал неким «хранителем» золотого запаса, который был отправлен железнодорожным сообщением из Самары в Омск.   
Но, с течением времени, настроения командования Корпуса на службе белогвардейцев стали меняться. Чехам и словакам не хотелось участвовать в гражданской войне, а личный состав в подавляющем своем большинстве хотел как можно скорее покинуть территорию России, и вернуться на родину. В итоге, при одобрении Антанты и содействии Чехословацкого Корпуса, стало возможным «обменять» железнодорожный состав с золотым запасам, а вместе с ним и плененного Колчака, чьи вооруженные силы были разбиты к началу 1920 года, на беспрепятственную эвакуацию Корпуса в Европу. Советское Правительство охотно пошло на обмен, и чехи беспрепятственно покинули территорию России. Но вопрос с золотым запасом так и не был решен до конца. По некоторым историческим данным, в ходе всего времени участия Корпуса в вооруженных столкновениях с Красной Армией, а так же в результате захвата городов и сопровождения железнодорожных эшелонов с золотом из Самары в Омск, в общей сложности исчезло драгоценных металлов на сумму в 63 миллиона рублей. Однако, полностью достоверный сведений по данной сумме на сегодняшний день не найдено. Некоторые современные историки утверждают, что прибывшее в Омск золото было подвержено тщательной ревизии и пересчету, который показал расхождение в 6 миллионов. Из Самары было отправлено порядка 657 миллионов рублей, а пересчет показал сумму равную лишь 651 миллион. Помимо этого, существуют и другие исторические сведения о разнице в суммах и бесследной пропажи этой разнице в итоге. Во всех этих случаях, Чехословацкий Корпус имел непосредственную близость с золотым запасом, и, обладая определенному стечению обстоятельств, мог без особого труда присвоить пропажу себе, с которой и был эвакуирован в Европу.       
Так или иначе, после прибытия Корпуса на родину, Чехия стала переживать поистине феноменальный материально-технический подъем, рост и развитие промышленности, технологий и инфраструктуры, что слишком хорошо намекает лишь на одно – золотой запас Российской Империи с легкостью могу послужить верную службу иностранному государству.